Чужое не предлагать
logo

Экономика

Чужое не предлагать

Петр МАЗУР

В делах и заботах, в тревогах, вызванных пандемией, стало забываться то, что призвано защитить нашу экономику, удовлетворить спрос населения на добротные отечественные товары и продукты — импортозамещение.

Планов — горы. Определены отрасли и предприятия, призванные обрубить импорт. Конечно, не весь. Задачу полной автономии российской экономики от мировой никто не ставил. Речь идет о восстановлении тех позиций, которые рядом отраслей были утрачены за последние 30 лет. В рыночном безбрежье каждое предприятие вынуждено искать свою нишу и суметь наладить выпуск товара, который был бы добротным, доступным и нужным людям.

Сады растут

Итак, что же принесли нам восемь лет с начала запуска программы импортозамещения? У независимых экспертов на этот счет мало оптимизма. Достичь поставленных государством целей не удалось. К примеру, импорт молочной продукции сократился на 20 процентов, а не на 30, как намечалось. Завоз овощей предполагалось сократить на 70,3 процента, а сумели только на 27. Зато импорт мяса и субпродуктов упал с 2,5—3 млн тонн до 600 тысяч тонн в минувшем году. В стране пошел в гору рост производства мяса птицы, рыбной продукции. Но, с другой стороны, доля импорта так и не упала ниже 30 процентов. Такой обстоятельный анализ ситуации сделан доцентом РЭУ им. Г.В. Плеханова Марией Ермиловой. Выводы неспешные и мудрые.

Представьте, вы отказались от польских яблок, а сады–то еще не выросли. Так что импортозамещение — процесс непростой, не быстрый и требующий гору ума. Как сообщают руководители ряда южных регионов страны, сады растут. Надо немножко потерпеть.

Но ждать нет времени. После пандемии мир не будет прежним. Экономики станут бороться за выживание — и прощай атмосфера выручки и поддержки. То, что нужно производству и человеку, должно быть своим и под рукой.

Лайнер Победы

Ситуацию прекрасно осознали на практике хабаровские судостроители. Непросто созревало вхождение завода в замещение импорта. За свои 68 лет он построил 360 судов — школа, достойная глубокого уважения. Для такого коллектива сегодняшнее строительство двух краболовов, двух морских буксиров и амфибийного судна на воздушной подушке — семечки. Предприятие работает с компанией Магадана по программе «Квоты в обмен на инвестиции». А это значит: победили в грантовых аукционах — стройте суда на отечественных верфях. Механизм работает, польза от него налицо.

Судостроители не раз попадали в трудные ситуации, а сегодня сами поднимают дух малому предпринимательству. Попасть под такое плечо — удача. Суда в работе, сроки выдерживаются, инвесторы потирают руки. Судостроительная корпорация и правительство края лелеют детище, которое пополняет бюджет, исправно платит налоги. Заработная плата вовремя, сокращений нет, завод загружен. Сегодня коллектив готов строить любые суда качественно и в срок, заверил журналистов генеральный директор предприятия Игорь Фомин. Здесь умеют предвидеть проблемы и решать их. Но даже для такого коллектива импортозамещение не обошлось без шишек.

Хабаровчане прекрасно помнят, как у городской набережной впервые причалил лайнер «70 лет Победы». Белое ослепительное, неземное чудо! У детворы и даже у взрослых был взрыв восторга. Казалось, судно ослепило набережную.

Но импортные тучи уже сгущались над серией. Два других красавца попали под корректировку проекта. Необходимые импортные материалы и оборудование на второй и третий теплоходы шли со скрипом. Сроки затягивались. Сделали корпуса, но вступил в силу новый технический регламент внутреннего транспорта, кили, заложенные раннее, не подошли. Опять корректировка проекта. Следующая опасность оказалась аховой. Переделки проекта потянули на 20 млн руб. «Помог» курс рубля, стоимость материалов подскочила еще на 70 млн руб. Тут уже пришлось вертеться, но вышло удачно. Если доля зарубежных запчастей на первом лайнере была до 40—45 процентов, на втором и третьем кораблях она снизилась до 30. Выигрыш в импортозамещении подзадорил коллектив. Дальше — больше. Первый корабль красили продукцией хорватской фирмы, дорогими красками. Заменили на качественные российские — получилось тоже прилично.

Системы управления и навигации стали своими за небольшими исключениями. Рынок страны начал оживать, и пошли предложения. К примеру, большое плечо доставки побудило заводчан отказаться от стекол, иллюминаторов, дверей польского производства. Иркутск предложил такое же качество и дешевле, а цена доставки сократилась в разы. Становится все больше заводов, где только не выпускают комплектующие для речного и морского транспорта.

В небе и на море

Крупные предприятия города и региона берут ситуацию в свои руки. И для этого у нас много возможностей. К примеру, в крае уже порывались открыть алюминиевое производство. Думается, мы к этому непременно придем. Разве нормально, когда все изделия из русского алюминия производятся за рубежом, а затем ввозятся в РФ?

Крупные отечественные производители объединяют усилия, понимая, что сегодня и завтра нам никто и ничего не даст из высоких технологий и современного оборудования. Регион практически приступает к максимальному импортозамещению. В мире единицы стран, способных самостоятельно создать новую модель самолета, запустить его в небо и наладить серийное производство. А наши авиастроители могут. В Городе юности уже просится в небо боевой самолет-невидимка Су-57, который превосходит западные образцы по многим параметрам. Словом, наша истребительная авиация уже двумя крыльями в новом поколении.

А вот другой пример. По признанию влиятельного английского аналитического агентства Clarkson Research, Россия в 2020 году вышла на второе место в мире по объему судостроения, вытеснив из тройки Японию и подвинув на третью строчку Китай. Впереди только Южная Корея. Пока. Ибо развернувшиеся строительство и подготовка отечественных верфей дают надежду на новый прорыв. Это может произойти с выходом в плавание суперсовременного ледокола, подобного которому еще нет в мире.

Отечественное означает добротное

Оно-то хорошо глядеть, как в небе «забавляются» на суперсовременных самолетах «стрижи» или «витязи». Но любое шоу имеет свойство заканчиваться, и ты снова оказываешься приземленным к своим проблемам: китайский кран на кухне лопнул, хваленый импортный ламинат в квартире сдулся и пружинит, на импортный автомобиль нет нужной детали… Невольно начинаешь размышлять: почему так многого в этом мире мы недополучаем, почему так мало проектов для душевного комфорта?

Как-то зашел в магазин электротоваров купить обыкновенный удлинитель российского производства. Вещь не какая-то мудреная. Купил. Иду — патриотизм распирает. Но домашние меня не поняли. Вилка упиралась и никак не хотела лезть ни в одну из трех розеток удлинителя. Топорная работа напоминала произведение гаражного кооператива девяностых годов. Если мы пойдем таким путем, импортную лавину будет остановить нечем. В быт населения надо входить достойными товарами.

Пройдитесь по улице: почему мужчины вдруг повально перестали бриться? Мода? И да и нет. Единицам борода идет, остальным как корове седло. Разве это не проблема импортозамещения? Она самая. В некоторых магазинах обыкновенные бритвенные наборы зашкаливают за 2—3 тыс. руб. При мне парень пришел вернуть покупку — станки тупые до невозможности. Что это, если не насмешка импортных коробейников? А где наши мастера стали? Более того, зарубежные владельцы бывших российских заводов бытовой химии поставляют нам такие пены для бритья, от которых лицо горит и выть хочется.

А в какой стране вы видели уличные или рыночные ряды торговцев заниженными по качеству и ценам сантехническим или электрооборудованием (считай, брак)? Там проверят — мало не покажется. У нас это «предприниматели». Не трожь. А втюхивать людям головную боль можно? Недавно сосед купил на этом «аттракционе» кран-смеситель для кухни. В два часа ночи его разорвало пополам, благо соседи снизу не спали. Стресс едва не стоил пенсионеру жизни. Надо отбивать желание такого «бизнеса» без зазрения совести предлагать «взрывную» сантехнику или электротовары. А те, кто отпускает такие, с позволения сказать, товары, должны быть наказаны. Это мировая практика.

   Думается, руководство региона взяло несколько очень важных направлений. Одно из них — в корне улучшить медицинское обслуживание населения. Хабаровск уже стал крупнейшим медицинским центром Дальнего Востока и укрепляет позиции. Мы получаем взрывной рост фармации. Как показывает практика, не обидят и другие отрасли. Регион идет в русле программ, намеченных страной. Десять из них призваны наращивать долю отечественных товаров и компонентов до 75 процентов. Изменения грядут в девятнадцати секторах экономики.

Одним словом, импортозамещение пока видно только в масштабе большого производства. Крупные компании еще не научили этому малый и средний бизнес. Такое впечатление, что он пока не выше гаражно-кооперативного уровня. А ведь три десятка лет пролетели. Так получилось, что мы успешно поднялись на вершину, а самое главное упустили — не позаботились о достойной жизни у ее подножья. Сегодня мы заточены на создание тысяч новых предприятий. Что они конкретно принесут землякам: в каждый дом, в каждую семью. Аналитики должны дать полную картину, в чем нуждается население региона и в целом ДФО. И от этих данных надо плясать.

Не видится, к примеру, что мы будем делать с производством бытовой химии, которое потеряли в проклятые девяностые. Западные владельцы нам смеются в лицо, поставляя такую продукцию, которая просто унижает. ФАС было взялась за дело, но, видимо, остыла. Давайте национализируем эти предприятия, проданные вместе с природными запасами, или откроем в ДФО новые заводы и перехватим инициативу. Это же отрасль, которая формирует настрой земляков и пополняет казну. Люди скажут спасибо.

Понятно, что частный капитал пойдет туда, где выгода. Ничего не поделаешь. Но на то и ТОРы, лучшая в стране система преференций на Дальнем Востоке, чтобы инвестор не дремал. С дальневосточными субсидиями, каких нет больше нигде в стране, можно горы свернуть в производстве высококачественных товаров и услуг.

Масштабы — дело, конечно, ключевое, это вершина. Но не грех опуститься к подножию горы. Здесь наш тыл, здесь живут и трудятся наши люди — творцы великих дел. Они и должны пользоваться товарами и услугами, которые на порядок лучше импортных.