Тайна старухи и портреты-близнецы
logo

Культура

Тайна старухи и портреты-близнецы

Дарья УЛАНОВА

Во время обзорной прогулки по русским залам Дальневосточного художественного музея экскурсовод останавливается у двух портретов XIX века — молодого мужчины и пожилой женщины. «Мы называем их «Типаж Байрона» и «Типаж Коробочки», — весело говорит он.

— За что вы так с женщиной? Она же не зря в музее висит! — возмущаюсь я.

Неизвестному мужчине с другой картины, как обычно, повезло больше: его-то сравнивают с великим поэтом. А вот за что хрупкую благородную даму в кружевном капоре причислили к не самому приятному гоголевскому персонажу, неясно.

— Школьники у нас всегда ее так называют, — улыбаясь, объясняет экскурсовод. — Им кажется, очень похожа. Поэтому мы и сами иногда играем в эту игру…

«Портрет Е.И. Васильчиковой, 1813» — написано на ярлычке. Его автор — Александр Варнек (1782–1843), «русский Ван Дейк» и один из лучших портретистов по признанию современников. А вот кто героиня?

варнек.jpg

Высокородная дворянка, меценатка, создательница знаменитой московской усадьбы Васильчиковых, вспоминает экскурсовод. Ну вот. А вы — Коробочка, Коробочка…

Двойное раздвоение

Однако стоит кому-то любопытному вбить в интернете первый поисковый запрос по поводу этой загадочной женщины, как Е.И. Васильчикова сразу начинает раздваиваться. Потому что усадьбой в Москве владела Екатерина Ивановна, а на нашем портрете — Екатерина Илларионовна. Но у нее тоже весьма впечатляющая биография.

Жена первого новгородского губернского предводителя, мать трех генералов (!) и сенатора, она лично выстроила огромное имение Выбити в Новгородском уезде и долгие годы управляла им. И лично — это не преувеличение: на планах построек ее собственноручные надписи. Парк с ценными породами деревьев протяженностью 60 га местные жители обожали и в советский период, а времена расцвета усадьбы с грустью вспоминают до сих пор!

Но как только вы определились с жизнеописанием Васильчиковой, раздваивается уже сам портрет: точно такой же обнаруживается в коллекции Красноярского художественного музея. И приписывается он, между прочим, не Варнеку, а Василию Тропинину.

тропинин.jpg

Старинный фотошоп

Исследователи утверждают, что изначально оба полотна принадлежали дочери Екатерины Васильчиковой, княгине Татьяне Голицыной. Но зачем ей понадобились два одинаковых портрета от разных авторов?

И вот тут появляется любопытная деталь. Дело в том, что у этих двух живописных шедевров все же есть одно различие: на красноярском холсте лицо Екатерины Илларионовны тщательно разглажено, на нем нет ни единой морщинки. А ведь к тому моменту модели было уже 59 лет.

«Это произведение может быть копией портрета А.Г. Варнека 1813 года. Скорее всего, работа художника, верного своей манере и изобразившего Екатерину Илларионовну без прикрас, не понравилась как самой модели, так и ее близким, желавшим видеть на холсте более молодое лицо», — предполагает прапраправнук художника Владимир Варнек.

Автором дальневосточного портрета восхищались как раз за то, что «его живопись давала эффект совершенного подражания натуре». Другими словами, Александр Григорьевич писал максимально близко к оригиналу. Вряд ли можно было заставить его «омолодить» произведение. Вот, видимо, и прибегли к услугам другого мастера: такой вот фотошоп, только старинный и очень дорогой.

Долгий путь в музей

Кстати, сейчас у этой аристократической семьи появился бы повод сказать, что они все сделали правильно. Ведь до 2015 года шедевр в ДВХМ назывался не иначе как «Портрет старухи». Это слегка обидно — даже у точного Варнека Екатерина Илларионовна выглядит весьма моложаво.

Так бы его и именовали, если бы потомок живописца не изучал его наследие. Владимир Варнек выяснил, что его прапрапрадед оставил всего два известных изображения пожилых женщин — Васильчиковой и Натальи Голицыной. И Наталья Петровна выглядела совсем не так, как героиня вышеупомянутой картины.

Проследил он и долгий путь портретов-близнецов. Работа его предка от дочери Васильчиковой попала к коллекционеру Александру Воейкову, мужу ее правнучки, от него в Третьяковскую галерею, а оттуда в 1931 году уже к нам, в Хабаровск.

«Думается, Александр Николаевич знал, что на портрете запечатлена прабабушка его жены, — пишет Владимир Варнек. — Но если он сам сдавал картину в галерею, то мог и не сообщить имя, опасаясь, что при этом обнаружится дворянское происхождение и его самого, и его жены».

Ну а молодая копия перешла по наследству к московскому генерал-губернатору Дмитрию Голицыну и его потомкам, затем в 1918-м была передана в Государственный исторический музей и в 1960-м оказалась в Красноярске.