Дело №
logo

Специальные выпуски

Дело №

Подготовили Сергей ТЕНИЦКИЙ и Андрей АЛЕКСАНДРОВ при содействии прокуратуры Центрального района и Индустриального районного суда г. Хабаровска. Имена фигурантов изменены

Потерянный в бюрократии

За рулем.jpg

Универсал вилял в ночи. Машина, словно ищейка, тыкала носом то вправо, то влево, но при этом двигалась вперед. Мелькнул запрещающий «кирпич», и универсал въехал на пустую парковку перед набережной Амура.

За рулем сидел изрядно подпитый водитель. Громко играла музыка. Мужчине было весело, поэтому он и не заметил, как на парковку вслед за ним въехал полицейский автомобиль. Только когда ночь осветилась синими лампами проблесковых огней, автомобилист заметил погоню. Сотрудник патрульно-постовой службы подошел к водительскому окну, представился, попросил документы. Из салона повеяло спиртным.

— Держите! — смело ответил водитель, протянув паспорт.

Водительского удостоверения у него с собой не было.

— Забыл! — пожал плечами выпивоха.

Соврал — патрульные проверили нарушителя по базам данных и выяснили, что прав автомобилист лишен за пьяное вождение. А значит, прямо сейчас, сидя за рулем, совершает преступление.

Сотрудники ППС вызвали на место инспекторов ГИБДД. Дорожные полицейские приняли выпивоху под белые руки, проводили в экипаж, где предложили подуть в трубочку. Были приглашены понятые — другие автомобилисты, проезжавшие неподалеку.

Водитель отказался от процедуры. Инспекторы предложили проехать на медицинское освидетельствование. Выпивший автомобилист отказался и от этого, автоматически признав себя виновным.

Легко отделался

И вроде бы обычная история, каких, к сожалению, на дорогах множество. Но виновник оказался не промах и решил в суде доказать свою невиновность. Сыграть защита подсудимого решила на том, что рецидивист попросту запутался в сложных бюрократических изысках. Мол, отказываясь от медицинского освидетельствования, он всего лишь не хотел дуть в трубку. А к врачам бы поехал обязательно! Но злые инспекторы подсунули ему протокол, ничего не объяснили и забрали права, которых у него и так уже не было. И да, за рулем автомобилист не пил и был трезв! Все остальное клевета.

Прокуроры методично разбили аргументы автомобилиста. Бумаги с подписями — раз. Показания сотрудников ППС, увидевших странное поведение машины на дороге, а после учуявших запах, — два. Затем выступили и инспекторы ГИБДД, четко высказавшиеся по поводу неадекватного поведения автомобилиста и его отказа от всех процедур — три. Понятые подтвердили все сказанное стражами порядка.  

Несмотря на повторную поимку за рулем в состоянии опьянения, у обвиняемого нашлись смягчающие обстоятельства: малолетний ребенок на иждивении, положительные характеристики, преступление малой степени тяжести.

— В итоге Центральный районный суд признал водителя виновным, — говорит Евгения Хижнякова, старший помощник прокурора Центрального района Хабаровска. — И приговорил его к 240 часам обязательных работ с лишением права управлять автомобильным транспортом сроком на два года.

Обязательные работы — вид наказания, заключающийся в выполнении осужденным в свободное от основной работы время бесплатного и полезного обществу труда.
Шаг от семьи до тюрьмы

Убийство.jpg

Ревность — вещь опасная. Особенно когда эмоции умножаются на воспитание и внутренние религиозные установки.

Нурдин приехал в Хабаровск вместе с супругой Адлией. Оставить женщину одну в родной стране, пусть и в окружении собственной семьи, он не решился. Шло ли решение от сердца? Отчасти. Но ссылаться на романтические устремления — значит покривить душой. Нурдину на чужбине обязательно требовалась жена: готовить, убирать, воспитывать детей, а заодно и помогать с заработком. И развлекать, чтобы не грустил долгими зимними вечерами на Дальнем Востоке. Что могла ответить Адлия? Воспитание не позволило перечить мужу. Супруги отправились на заработки.

Это не туризм

И так непростая жизнь превратилась в каторгу. Нурдин пахал. Помогал с ремонтами, на стройке трудился. Шел по стандартному пути иммигранта. Зарабатывал немного, но гораздо больше, чем мог бы в Узбекистане. Адлия тащила на себе быт, попутно пытаясь заработать копеечку уборкой подъездов. И если Нурдин еще мог позволить себе снять стресс алкоголем, встречей с друзьями, то девушке запрещалось куда-либо выходить, с кем-либо общаться, за исключением жен нескольких товарищей мужа. Адлия фактически жила в изоляции. Рождение сначала первого, а затем второго ребенка принесло не облегчение, а лишь дополнительную нагрузку.

Постоянный тяжелый труд, нехватка денег, требующие внимания дети привели к постоянным ссорам. Нурдин перестал сдерживаться и, чувствуя свою власть, колотил супругу, выпуская пар. Адлия терпела, как и положено «хорошей жене».

Жизнь в кювете

Со временем к претензиям Нурдина добавилась взявшаяся ниоткуда ревность. Забитая супруга не давала повода, но Нурдин уже все решил сам. Стал мелочным и подозрительным. Ограничил и без того малый контакт жены с внешним миром, ежедневно проверял ее телефон и допрашивал за каждое подозрительное сообщение.

Сложное положение заставило супругов отправить детей к родителям Нурдина. Обескровленная семья почувствовала некоторую передышку, даже Нурдин ослабил хватку.

Некоторое время казалось, что жизнь наладилась, но чем больше Адлия общалась с другими девушками, тем больше росла ревность Нурдина, особенно если в разговор вступали другие мужчины. Не любил он и рассказов о том, как трудятся и сколько зарабатывают другие мужья. Чувство стыда и ощущение собственной бесполезности рождали злость, которая душила мужчину. Снова стали возникать ссоры и беспочвенные обвинения. В итоге семейная жизнь обернулась трагедией.

Грозовой поступок

Обычный взвинченный вечер. Предгрозовую атмосферу прервал видеозвонок Адлие. На экране телефона высветилось имя и фото мужа одной из ее подруг. Она ткнула в красную кнопку сброса.

— Кто звонил? — звенящим от злости голосом спросил Нурдин.

— Друг, — тихо ответила супруга.

Громыхнуло. Нурдин сорвался на крик и оскорбления, обвиняя жену в неверности. Адлия, уже привыкшая к подобному, кричала в ответ. Муж прервал ее пощечиной. Адлия схватилась за горящую от боли щеку, поливая мужа бранью в ответ. Нурдин перешел все границы и начал по-настоящему вкладываться в удары. Сбил жену с ног, повалил на диван. Под руку подвернулась подушка. Не отдавая себе отчета, он накрыл лицо супруги, чтобы прервать поток оскорблений. Адлия билась под подушкой, руками пыталась сорвать ее, царапала лицо мужа, но ее сил не хватало. Несколько минут спустя Адлия затихла. Ошалевший Нурдин для верности достал пояс и затянул на шее супруги. После, обессилев, упал рядом на диване и забылся сном.

Пустил след к себе

Утром осознание содеянного нахлынуло на убийцу. Адлия лежала рядом бездыханная с широко раскрытыми глазами. Нурдин бестолково бродил по квартире, размышляя, что ему делать. Честно сдаваться он не собирался.

Нурдин соорудил коробку, погрузил тело жены в машину и отвез в лес, где и прикопал.

Пропавшую начали искать подруги, которые сразу заподозрили неладное. Нурдин отвечал, что супруга сбежала. Для подтверждения своих слов, изображая честного мужа, он написал заявление в полицию о пропаже жены. И, как часто это бывает в подобных случаях, первым подозреваемым стал сам. Полицейские начали проверку Нурдина. На допросах он быстро сломался, рассказал обстоятельства преступления и отвез оперативников в лес, где указал место погребения Адлии.

Учитывая все обстоятельства трагедии, закон был строг. Индустриальный районный суд Хабаровска отправил Нурдина в колонию строгого режима на 9 лет.

Приключения стиралки в России

У каждого в мире свой путь ― это в теории знают все студенты. Но что под формулу подходят и предметы неодушевленные, понять можно только на практике.

Так произошло со студенткой, разминувшейся со своей стиральной машиной.

Девушка съезжала со съемного жилья и переносила вещи. В процессе возникла заминка, и хозяйка была вынуждена на непродолжительное время оставить бытовую технику в подъезде и отлучиться. Вернувшись, она обнаружила пропажу имущества.

Оперативники установили личность гражданина, который оказался причастен к таинственному исчезновению. Мужчина пояснил, что случайно увидел одиноко стоящую стиралку. Раздумывать было некогда, и он отвез машинку к себе домой на Пятую площадку. Оттуда она вернулась к прежней хозяйке.

Похитителю стиралок грозит до пяти лет лишения свободы.

Жителя Индустриального района злоумышленник обокрал дважды.

Горожанин, вернувшись с работы домой, обнаружил пропажу телевизора и портативного компьютера общей стоимостью 38 тыс. руб.

Эксперт-криминалист осмотрел дверной замок и сделал заключение: открывали родными ключами. В крайнем случае искусно сделанными дубликатами. Потерпевший вспомнил, что пару недель назад у него пропала связка вторых ключей. Произошло это как раз после того, как хозяина квартиры угораздило позвать в гости случайных знакомых. До происшествия эти два факта он не связывал воедино, думая, что просто потерял их.

Подозрение пало на 20-летнего гражданина, одного из участников застолья. Тот признался, что похитил ключи во время посиделок, сразу отметив для себя, что в квартире есть чем поживиться. Ноут и сотовый он продал на рынке, деньги спустил на алкоголь и развлечения.

В ближайшие шесть лет походы в гости (званые и самостоятельные) могут ему только сниться. Решения суда подозреваемый дожидается под подпиской о невыезде.