Остался дальневосточником
logo

Темы номера

Остался дальневосточником

Подготовила Елена ЧЕРНИКОВА, фото из архива

Столетие почетного гражданина Хабаровска Алексея Клементьевича Черного с размахом отметили в краевом центре.

черный.jpg

Все, кто знал этого уважаемого человека, занимавшего самые высокие посты в руководстве нашего региона, отзываются о нем искренне и с любовью. Родился Алексей Клементьевич на Украине, но по праву считал себя коренным дальневосточником, потому что любил край и сделал для его становления и развития необычайно много.

Книга о себе

«Я прожил здесь 46 лет — самый активный, творческий период в жизни человека. Из них более трети века находился на руководящей работе, которая требовала максимальной отдачи всех сил, огромных затрат физической и душевной энергии. За эти годы, образно говоря, исхожена вдоль и поперек вся территория края. Сколько впечатлений и встреч!» — писал Черный во вступлении к своей книге «Остаюсь дальневосточником». Это издание вышло при жизни Алексея Клементьевича, и многим людям он подарил его со своим автографом. Воспоминания нашего земляка честны и откровенны. В них он рассказал о себе, семье, становлении, встречах, проделанной работе.

Алексей Клементьевич трудился на советских и партийных должностях во многих районах края и Еврейской автономии. Но особенно запомнился он хабаровчанам как первый секретарь крайкома партии. Избрали его на этот пост в апреле 1970 года. Черный был уже опытным руководителем и прекрасно понимал, что нужно делать. Вокруг Хабаровска появились животноводческие и тепличные комплексы, птицефабрики, активно начали застраиваться жильем села. Комсомольск-на-Амуре и Амурск с территориями, находящимися в их подчинении, приравняли к северным районам. При Черном в Хабаровске построили ТЭЦ-3, заводы алюминиевых конструкций, ЖБИ, фабрику мороженого, продовольственный рынок, ЛЭП-500, театр музыкальной комедии, площадь Славы, Дом радио, гостиницу «Интурист», началось освоение БАМа… Его работа четырежды отмечена орденами Ленина.

Вокруг Алексея Клементьевича всегда бурлила жизнь. Его называли моторным. Своей энергией он просто заряжал других людей. Когда Черному в 1988 году намекнули, что пора уходить на заслуженный отдых, он не стал спорить. Но расставаться с коллегами, многие из которых стали настоящими и верными друзьями, оказалось тяжело.

«Каждый рос на моих глазах. Я знал их сильные и слабые стороны, их организаторские возможности и деловые качества. Для них главным было не личное благополучие, не крохоборство и стяжательство, а каждодневная забота о людях», — писал в своих воспоминаниях Черный.

Когда он ехал сюда работать, думал, что задержится на несколько лет, а оказалось — почти полвека.

Как о друге, от души

черный 1.jpg

Среди многих мероприятий, организованных в честь 100-летия Черного, оказался и круглый стол ветеранов Кировского района, который прошел в центре работы с населением «Родник». Те, кто поделился своими воспоминаниями от встреч с Алексеем Клементьевичем, говорили о нем как о друге, внимательном и заботливом человеке, который относился к людям труда с большим уважением.

— Я хорошо помню то время, когда предприятия города шефствовали над селом, — рассказал Игорь Абертяев, специалист библиотеки библиотечного филиала № 2. — За нами закрепили пять гектаров огурцов в селе Аван. По соседству с нами работали девчата из производственного объединения «Чайка». Но, видимо, занятие им это надоело, и они улеглись загорать. Вдруг у кромки поля остановилось несколько машин. К девушкам подошел, как выяснилось позже, сам Черный и спросил, почему никто не работает. Самая бойкая, смеясь, сказала, что без мужчин как-то не клеится. Тогда Алексей Клементьевич, а за ним и все остальные из приехавших стали помогать собирать огурцы. Он никогда не стеснялся замарать руки.

— Для меня фамилии Черный, Подгаев, Морозов очень дороги, — подчеркнула ветеран завода «Дальдизель» Валентина Тютюнова. — От нашего завода меня избрали депутатом краевого совета и членом исполкома, на заседаниях которых я всегда слушала выступления этих людей и поражалась их знаниям. После каждого совещания Алексей Клементьевич выезжал на какое-то предприятие, на месте осматривал производство, знакомился с людьми и их проблемами. Помню, когда заводу исполнилось 75 лет, он лично вручал нам орден Трудового Красного Знамени. У меня даже фотография осталась о том событии. Какое это было замечательное время!

В пору руководства краем Алексея Клементьевича Черного Хабаровск, как и другие города и районы, активно развивался. Воля и требовательность первого секретаря крайкома партии были неотделимы от его знаний, опыта, уважения к простым людям, руками которых создавались заводы и сельхозкомплексы, жилмассивы и объекты инфраструктуры. Последующие три десятилетия показали: руководителей, равных Черному по деловым и человеческим качествам, край не имел.


— А я в те годы работала директором Дома культуры завода «Дальдизель», нынешний «Арсеналец», — поделилась Лидия Приймачук, председатель совета ветеранов завода «Дальдизель». — Когда открывали Некрасовский свинокомплекс, наш коллектив «Амурские напевы» пригласили там выступить с концертом. Мне кажется, Алексей Клементьевич хлопал громче всех, радовался настолько искренне песням, которые исполняли наши самодеятельные артисты. А каким он хозяином был! Как-то приехал к нам на поле, где мы огурцы собирали, посмотрел и вдруг говорит: «Девочки, зачем же вы семенники выбрасываете, их надо отдельно собирать, они пойдут на корм скоту».

— Вот фамилия у него Черный, а какой светлый человек жил в нашем крае и сколько сделал для него, — высказался Анатолий Барский, ветеран завода им. Кирова. — Его называли старший прораб, потому что побывал на каждой стройке. Помните, как возводили завод «Сплав»? Там ведь когда-то городская свалка находилась. Благодаря Черному появилось предприятие оборонного значения. Потом мы с ним встречались на строительстве кинотеатра «Хабаровск». Благодаря ему у нас в городе осталось столько замечательных мест, которые связаны с его именем. А как-то раз после встречи с активом завода в ДК им. Кирова мне довелось до центра города ехать с Черным в трамвае. Когда я об этом рассказал своим коллегам, кто-то заметил, что Черный частенько пользуется общественным транспортом или вообще пешком ходит, чтобы лучше владеть ситуацией. Он ведь с людьми общался в это время. Считаю, что нашему городу и краю повезло с таким руководителем.

Первый по совести и чести

Алексей Клементьевич Чёрный 9 мая 1985 года..jpg

Подобных воспоминаний о советском «губернаторе» Хабаровского края осталось немало. Многие из них собрал журналист Михаил Карпач для книги «Первый», которая вышла в свет накануне юбилея.

С разрешения автора остановились на некоторых моментах, о которых рассказал тогдашний председатель горисполкома Александр Панченко:

— Когда за трибуну вставал Черный, тембр его голоса и аргументация действовали так, что каждый ощущал себя пригвожденным к спинке стула, — вспоминает Александр Семенович. — После его речи мысли работали в одном направлении — разнарядку надо исполнить любой ценой. Если не накосим столько-то тонн сена, не отправим на прополку овощей столько-то человек, как и на уборку, — всему конец.

Мы бежали и работали, как черти, сельское хозяйство в крае тогда было если не на нуле, то уж точно не соответствовало его промышленному потенциалу.

Среди приоритетных направлений краевого комитета партии, кроме продовольственного обеспечения, неизменно присутствовало строительство жилья. Если запланированное количество квадратных метров жилой площади регион не вводил, то в следующем году финансирование сокращалась на те самые недополученные «квадраты».

В своей книге «Остаюсь дальневосточником» Алексей Клементьевич написал: «Покидал край с грустью и сожалением. И все же в душе теплилась надежда, что, быть может, связи с ним не прервутся с годами, а людская память не вычеркнет того, что было совершено в прошлые годы. Но я не мог себе представить, что эти связи будут так активны и широки, а память людей столько благосклонна ко мне».

Скажу честно: дважды против меня возбуждали уголовные дела за подписание актов приемки домов из-за недоделок, которые быстро устранялись Но почему меня не снимали с должности, не наказывали по партийной линии? Моим ангелом-хранителем был Алексей Клементьевич, к мнению которого прислушивались надзорные органы. В 1980-х годах край вводил по миллиону квадратных метров жилья в год, и почти третья часть из них приходилась на Хабаровск. Немыслимые цифры для постсоветской действительности!

Как-то на расширенном совещании Черный спросил, сколько хабаровчан погибли в Великую Отечественную. Ни я, ни крайвоенком не смогли ответить. А ведь к 40-летию Победы планировалось открыть мемориал славы с Вечным огнем и фамилиями погибших. И мы сделали все возможное чтобы это открытие состоялось.