Привычка быть первым
logo

Темы номера

Привычка быть первым

Валерий КОРОТКОВ, фото автора

Страсти после бронзового для хабаровского «СКА-Нефтяника» сезона улеглись. Хоккеисты ушли в отпуск. Корреспондент газеты пообщался с голкипером команды Виктором Каменевым, который, по мнению поклонников клуба, стал одним из главных творцов успеха армейцев.

Семейные традиции

— Виктор, после пяти проведенных здесь лет многие болельщики уже называют тебя хабаровчанином. А как сам считаешь?

— Конечно, прикипел к городу, хотя сам из Мончегорска. Там родился и осваивал азы хоккея с мячом. Чувствую ли себя дальневосточником? Вы не поверите, только недавно стал понемногу есть икру, а к рыбе по-прежнему равнодушен. Разве такое возможно в Хабаровске? А если без шуток, мне тут очень комфортно, и хочется выступать за «СКА-Нефтяник» как можно дольше.

—Ты вырос в спортивной семье. Это помогает?

— На коньки благодаря папе встал практически сразу, как начал ходить. Он тоже был вратарем и выступал в местной команде. А я поначалу играл в нападении, но потом, видимо, гены дали о себе знать. Традиции, конечно, сохраняем. Моя супруга — мастер спорта по горным лыжам, сейчас работает в фитнес-клубе, тесть тоже тренер, причем с большим стажем. Семилетний сын сначала занимался в хоккейной школе «Амур», но недавно поменял шайбу на мяч и перешел в группу подготовки «СКА-Нефтяника». Кстати, он, как и я, Виктор Викторович, так уж у нас повелось в семье с именем.

— Коль заговорили о детях, кто стал инициатором приятного для всех в арене «Ерофей» обычая, когда после победных матчей хоккеисты с ребятней на руках совершают круг почета?

— Временами так делали, когда я выступал в Красногорске. А тут получилось как-то само собой несколько лет назад. Болельщики на трибунах аплодируют стоя. Это продолжение праздника после выигрыша, позитивные эмоции.

— Посчитали, что в прошлом сезоне был период, когда за почти три месяца наша команда совершила 24 перелета. Можно ли привыкнуть к столь жесткому графику и как проводите время в пути?

— Поначалу было тяжеловато. Ведь приходится играть в разных точках страны с большой разницей часовых поясов. Но прежде чем подписывать контракт с клубом, разговаривал с теми, кто уже выступал здесь, так что прекрасно знал и понимал, куда иду. А решение принимали на семейном совете.

Что же касается коротания времени в самолете, то у всех свои привычки. Кто-то старается быстрее заснуть, некоторые читают или просто сидят в телефоне.

Вратарские секреты

— Кстати, когда созванивались, обратил внимание на оригинальную мелодию на твоем телефоне. Любитель джаза?

— Да не обращайте внимания на звук, там что-то заводное новогоднее. А музыку люблю и слушаю разную по настроению, лишь бы не напрягала.

— У тебя на игровом свитере значится 1. Это обычный вратарский номер или любимое число?

— Единица всегда нравилась. В юношеском возрасте даже пытался оригинальничать и некоторое время выступал под номером 111. Но потом в Мурманске один судья обратил на это внимание, и пришлось вернуться к традиционному варианту. А вообще всегда и во всем привык быть первым.

— Перед любым поединком ты подходишь к штангам своих ворот, поглаживаешь их и что-то шепчешь. Раскроешь тайну?

— Безусловно, нет, эти слова не знают даже родные и близкие. У каждого голкипера свой метод настраиваться на предстоящий матч. Но чем старше становишься, тем больше уходишь от суеверий. Для любого хоккеиста важна психологическая устойчивость, а для вратаря тем более.

— У многих спортсменов есть прозвища в узком кругу. Так Дэвида Бэкхема называли спайс-боем, Романа Павлюченко — спящим гигантом, Евгений Малкин откликается на привычное в Америке Джино. А как с этим в «СКА-Нефтянике»?

— Прозвища приживаются довольно быстро. Кто-то, допустим, назвал в шутку партнера на тренировке, и уже засело в голове. Чаще всего это производные от фамилий игроков, и все признают, что так проще общаться на поле. Правда, меня Камнем никто в команде не называет. Обычно для всех я и на льду, и в раздевалке просто Витяня.

— Согласно статистике, в прошедшем сезоне ты отразил 50 процентов пенальти. Болельщики уже говорят, мол, гипнотизер. Как на самом деле получается?

— Просто наблюдаю, как бьют нападающие других команд, что-то подмечаю для себя и, естественно, запоминаю. Это не гипноз, а небольшая психологическая дуэль. Гадать по направлению удара бесполезно, поэтому до последнего смотрю на соперника, а уж потом многое зависит от реакции и везения. Честно говоря, не ожидал, что в серии за бронзу с «Водником» Евгений Дергаев, не реализовав пенальти в Архангельске, снова отважится подойти к точке в Хабаровске. В итоге дважды переиграл его.

Про кино и политику

— Мог бы после окончания спортивной карьеры уйти в политику, как, скажем, Владислав Третьяк или Ирина Роднина?

— Пока вся моя жизнь связана только с хоккеем с мячом и ни о чем другом не думаю. Но политика явно не для меня.

— Есть мечта, которую тебе вряд ли удастся осуществить?

— Да. В кино хотел бы сняться, причем не обязательно на спортивную тему. Но бенди все-таки ближе, и мечта любого спортсмена выступить на Олимпиаде. К сожалению, наш вид спорта пока не включают в программу игр. Даже подвижек к этому нет.

— Говорят, мужчины не плачут. А были ли в твоей хоккейной судьбе случаи, когда появлялись слезы на глазах?

— Конечно, причем и от радости, и от печали. И нечего тут стыдиться. Это эмоции после самых важных и незабываемых поединков, которые просто нельзя держать в себе.

— Тебя узнают хабаровские болельщики на улицах?

— В последнее время стали подходить чаще, особенно девушки (жена не ревнует) и мальчишки неподалеку от арены «Ерофей», где мы живем. В автографах никому не отказываю и всем советую заниматься спортом, который делает нас сильнее.